вПРОФЕССИЯ

ФПА РФ: правила поведения адвокатов в Интернете – не повод для репрессий

Валерий Тимошенко

О причинах разработки и перспективах применения положений Правил поведения адвокатов в Интернете (далее – Правила), утвержденных, напомним, в конце сентября Советом ФПА РФ, рассказали на состоявшемся вчера брифинге участники рабочей группы при Комиссии по этике и стандартам ФПА РФ (далее – КЭС ФПА РФ) по подготовке проекта документа. 

Андрей Сучков, исполнительный вице-президент ФПА РФ и один из разработчиков проекта Правил, рассказал, что документ родился в ответ на запрос профессионального сообщества сформулировать общие ориентиры поведения адвокатов в Интернете. Необходимость создания подобного документа, по словам юриста, была продиктована возросшей профессиональной активностью адвокатского сообщества в сети. Поэтому важно было указать адвокатам на возможные «тонкие места» при пользовании Интернетом, которые следует избегать. «Так, ст. 4 Кодекса [Кодекс профессиональной этики адвоката; далее – Кодекс. – Ред] указывает, что адвокат во всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, которые присущи адвокатской профессии. Не только в зале судебного заседания, не только при оказании юридической помощи доверителю, но и в иных сферах, в том числе и в Интернете. Поэтому и появилась идея создать рабочую группу с тем, чтобы поработать над обобщением мирового опыта в этой сфере», – отметил Андрей Сучков.

Кроме того он подчеркнул, что Правила стали фактически преломлением положений законодательства об адвокатуре и Кодекса применительно к такой специфичной среде, как Интернет.

Доцент юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Гаяне Давидян, также принимавшая участие в разработке проекта документа, в свою очередь, отметила, что Правила создавались в условиях публичности и рабочие варианты документа рассылались во все адвокатские палаты субъектов федерации. «Проект был абсолютно открыт и доступен всем заинтересованным лицам», – подчеркнула юрист.

Член Совета Адвокатской палаты г. Москвы Вадим Клювгант полагает, что главной задачей рабочей группы было соблюсти баланс между конституционным правом адвоката на свободу слова и выражения мнения и ограничениями, которые налагает адвокатская профессия. «Поскольку адвокат – это профессия публичная, то наличие у адвоката активной гражданской позиции – это не просто допустимо, а это то, что должно поощряться как неотъемлемая часть адвокатского образа жизни. В то же время, реализуя свои конституционные права, мы остаемся адвокатами. А адвокатская профессия и адвокатское сообщество всю свою деятельность основывает на доверии. Люди и организации, которые обращаются за правовой помощью, даже официально называются доверителями. Если не будет доверия к институту адвокатуры и к отдельным адвокатам со стороны общества, адвокатская деятельность станет невозможной. Именно отсюда проистекает требование к адвокатам не допускать никаких действий, способствующих подрыву такого доверия. Реализация конституционных прав адвокатом не должна вредить профессии», – считает юрист.

Между тем, по мнению экспертов, принятие Правил не является посягательством на свободу слова. «На круг тем, который могут или не могут публично обсуждаться или комментироваться адвокатами, никакого посягательства нет и близко. Вопрос стоит в плоскости форм, в которых эта деятельность происходит. Агрессия, нетерпимость, репрессивный настрой и так далее – недопустимы. Это то самоограничение, которое адвокат добровольно принимает в силу присяги на верность адвокатскому долгу», – подчеркнул Вадим Клювгант,

«Данные правила полностью охватываются Кодексом этики и нужны они были скорее самим адвокатам, чтобы дополнительно напомнить им о том, что Интернет – это особое пространство», – также рассказал о своем видении роли Правил в жизни адвокатов ответственный секретарь КЭС ФПА РФ Александр Орлов. «Некоторые адвокаты, которые пользуются Интернетом, поддаются влиянию мифа об анонимности и позволяют себе какие-то вещи, которые они бы себе не позволили в обычной деятельности. Эти правила лишний раз напоминают, что поведение адвоката в Интернете должно соответствовать его поведению в жизни. И какие ограничения для адвоката существуют в его повседневной деятельности, такие же ограничения распространяются и на его деятельность в Интернете. Никаких дополнительных, по сравнению с его текущей жизнедеятельностью, ограничений Правила не содержат», – подчеркнул эксперт.

Одновременно, отметили разработчики документа, новые Правила ничего не поменяют в процедурной части привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности. «У нас как было, так и остается четыре повода возбуждения дисциплинарного производства. Это жалоба адвоката или его доверителя, представление вице-президента адвокатской палаты, сообщение суда или представление Минюста России [п. 1 ст. 20 Кодекса. – Ред]. Новых оснований для инициации дисциплинарного производства не появилось», – констатирует Андрей Сучков. А самым распространенным поводом к дисциплинарному разбирательству, в связи с нарушениями, допущенными адвокатами в Интернете, полагает эксперт, станет соответствующее представление вице-президента адвокатской палаты.

При этом, отмечает Вадим Клювгант, новые правила не сводятся только к наказанию нарушителей. «Это последняя по важности цель данной работы. Дисциплинарное производство – это не самая эффективная мера реагирования со стороны органов адвокатского самоуправления на те или иные явления. У нас все строится на диалоге равных. Но когда в основе такого диалога лежат конкретные правила, то он становится гораздо более эффективным. Полагаю, что в большинстве случаев не потребуется возбуждение дисциплинарного производства. Достаточно будет с человеком просто поговорить», – уверен адвокат.

Гаяне Давидян также не склонна сгущать краски, говоря о возможных мерах воздействия на нарушителей. «Бояться государства, что оно будет наказывать адвокатов за несоблюдение Правил, не нужно. Эти правила контролируются сообществом», – подчеркнула эксперт.

Среди прочего участники брифинга прокомментировали ряд положений Правил. Так, говоря о п. 2.1.3 Правил, в котором содержатся рекомендации по опубликованию в Интернете профессиональных советов, адресованных неопределенному кругу лиц, Гаяне Давидян рекомендовала адвокатам делать в таких материалах отдельную оговорку о том, что данная информация не является юридической консультацией. В свою очередь, Вадим Клювгант распространил данный совет и на видеоблоги, которые ведутся от имени адвокатов. При этом юрист подчеркнул, что никаких сведений о своих личных или публичных страницах, размещенных в Интернете, адвокатам сообщать никуда не надо.

А отвечая на вопрос о содержании термина «осторожность», который встречается в ряде пунктов Правил, Гаяне Давидян отметила, что его следует понимать в том же значении, в каком оно используется в УК РФ. «Я думаю, что любой адвокат должен понимать, что такое осторожность и неосторожность и умышленные действия», – полагает эксперт.  

Источник: garant.ru

Автор:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *