вНОВОСТИ

КС рассмотрел жалобу Дадина на статью УК: участие в митингах сравнили с ездой в пьяном виде

Конституционный суд рассмотрел жалобу активиста Ильдара Дадина на статью 212.1 Уголовного кодекса, которая предусматривает лишение свободы за повторное участие в митингах. Хотя заседание прошло без участия заявителя, вокруг оспариваемой нормы развернулась нешуточная дискуссия, в которую оказались вовлечены не только защитники оппозиционера и их оппоненты, но и судьи КС.

За что осудили Дадина

В декабре 2014 года Дадина задержали в ходе протестного митинга "за честные выборы", участники которой перекрыли Мясницкую улицу с плакатом "Вчера – Киев, завтра – Москва" и скандировали лозунги в поддержку "Евромайдана". Спустя месяц против активиста возбудили дело, основанное на четырех из пяти эпизодов. Один из них касался одиночного пикета оппозиционера в защиту фигурантов "болотного дела". А уже в конце 2015-го Басманный райсуд приговорил его к трём годам по ст. 212.1 УК. Правда, позже Мосгорсуд снизил наказание на полгода.

Но на этом все не закончилось: минувшей осенью резонанс вызвало опубликованное женой Дадина письмо оппозиционера. В нем заключенный утверждал, что в карельской колонии, где он отбывает наказание, его систематически пытают. ФСИН эти заявления отвергла, но, несмотря на это, Дадина перевели в алтайскую колонию, по словам омбудсмена Татьяны Москальковой, "одну из лучших" в России. Теперь оппозиционер добивается того, чтобы его этапировали обратно: за счет повышенного внимания он хочет положительно повлиять на ситуацию в ИК.

Что оспаривает активист

Дадин и его защита обратились в КС, поскольку считают, что ст. 212.1 УК нарушает свободу мирных собраний и выражения мнений, право не быть повторно осужденным за одно и то же деяние, а также право на защиту и право считаться невиновным, пока вина не доказана и не установлена приговором суда.

"А где заявитель?"

В начале заседания КС адвокат Дадина Ксения Костромина ходатайствовала об участии в нем самого активиста, на что судья Юрий Давыдов заметил: "Алтайский край – это все-таки не прогулка по Невскому проспекту". Защита обратила внимание и на то, что ей заранее не удалось ознакомиться с позицией полномочных представителей президента и Госдумы, которые отсутствовали на заседании. "Ни у кого нет проблем с допуском к клиенту под стражей. Отстутствие личного участия заявителя и возможность узнать заранее позицию госорганов лишает равноправия", – говорил адвокат Сергей Голубок. Посовещавшись, судьи решили, что участие активиста необязательно по многим причинам: в частности, они ссылались и на определения КС (например, от 19 мая 2009 года № 815), и позицию Страсбурга о том, что довести свою позицию до суда осужденный может через адвоката.

Дискуссия: начало

В прениях сторон Костромина напомнила, что право не быть наказанным несколько раз за одно и то же деяние закреплено не только Конституцией, но и УК, а также международными документами, в том числе Конвенцией о правах и свободах человека. По словам адвоката, госорганы сравнивают участие Дадина в митингах с пьяной ездой, ссылаясь на то, что административная преюдиция существует не только в УК. "И все приводят в пример ст. 264.1, из которой следует, что лицо, совершившее повторную езду в состоянии алкогольного опьянения, подвергается уголовному преследованию, – посетовала защитник. – Считаем это некорректным: нельзя только по принципу неоднократности говорить, что административное правонарушение становится уголовным".

Еще один адвокат активиста, Сергей Голубок, начал свою речь с того, что он считает большой честью представлять в КС Дадина. "Впервые стоит вопрос об оценки криминализации реализации конституционного права", – заявил он с трибуны. В своей речи он сперва обратил внимание на то, что несогласованное мероприятие не означает запрещенное: "В отличие от вопроса пьяного вождения в нашем случае существует правовая презумпция. Привлечение к ответственности за свободу мирных собраний возможно только тогда, когда участники ведут себя деструктивно и нарушают общественную безопасность". Пленум Верховного суда растолковал, что характер общественной опасности определяется объектом преступного посягательства, вопреки мнению МВД, утверждающего, что она определяется личностью виновного. Защитник напомнил, что назначенное Дадину наказание по срокам можно сравнить с наказанием за использование рабского труда и развращение малолетних. "Никак иначе, кроме как драконовским, закон не назовешь, – подытожил он. – Просим дисквалифицировать его из УК и признать противоречащим Конституции".

Адвокат Алексей Липцер акцентировал внимание КС еще и на том, что административные материалы дела были получены Дадиным без защитника. "А что мешало ему воспользоваться услугами адвоката?" – возразил глава комитета Совфеда по конституционному законодательству Андрей Клишас.

Полномочный представитель президента в КС Михаил Кротов в ходе дискуссии оппонировал защитникам оппозиционера: 

– А почему вы не оспариваете нормы УПК? Предметом жалобы является статья УК, но вы настаиваете на том, что процессуальные аспекты должны быть! 

– Мы говорим о том, что законодателем была неправильно сформулирована статья. И это не задача Дадина приводить статью в норму с Конституцией, – парировала Костромина.

– Насколько я понимаю, заявитель просто спорит с существованием данной статьи, а не с тем, что в деле нарушено какое-то его право, – продолжил спор Кротов.

– Он считает, что и ее существование, и применение противоречит правам, закрепленным Конституцией, – не сдавалась защитник.

Принципиальная позиция парламента

Позиция Совфеда сводилась к тому, что в рассматриваемом случае общественная опасность состоит в повторности деяния. "Поскольку лицо ранее осознало, что совершило проступок, и продолжает совершать аналогичные действия, деяние в силу его повторности создает общественную опасность, – объяснил Клишас. – Это принципиальная позиция парламента, она содержится в посланиях президента".

Кротов добавил, что не считает положения ст. 212.1 труднореализуемыми: "Очевидно, что неоднократное правонарушение лицом свидетельствует о недостижении целей административного наказания. Общественная опасность такого деяния объективно выше совершенного однократно. По замыслу законодателю нормы УК должны применяться, когда административные наказания не принесли должного исправительного эффекта". Полпред президента подчеркнул, что законодательство в РФ относительно поставленного вопроса более мягко подходит к нему, чем в европейских странах. Представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева добавила, что практика по ст. 212.1 практически отсутствует – с момента вступления в силу закона было возбуждено лишь четыре дела, а приговор вынесен только в отношении Дадина. 

Князев: "А как же равенство перед законом и судом?!"

Судья КС Сергей Князев поинтересовался у Клишаса, кого можно считать лицом, привлекающимся к ответственности, по девяти составам преступления с административной преюдицией, пояснив, что в КоАП ответа на этот вопрос не содержится. "Это лицо, в отношении которого было вынесено повторное административное постановление", – последовал ответ.

Тогда Князев спросил, как быть, если постановление, например, было отменено в судебном порядке, ведь административное наказание применяется после того, как постановление вступило в законную силу. "Обладает ли постановление судьи свойствами преюдициального значения, о чем мы неоднократно говорили? Существует ли эта административная преюдиция в момент криминализируемого деяния?" – вновь добивался ответа судья КС.

Клишас признал, что такая преюдиция отсутствует. "Как понимаю, из логики законодателя вытекают три вида правонарушения: простое (или однократное), повторное и неоднократное – то есть нарушаемое систематически. Недостаточно – уголовная репрессия. Так почему Дадин был привлечен к ответственности, будучи не привлеченным повторно? Как же равенство перед законом и судом?" – спросил Князев. "Все равны перед законом", – ответил полпред Совфеда.

Акт гуманизации законодательства

– Есть ли основания для совершенствования правового регулирования? – поинтересовался на этот раз судья Николай Бондарь все у того же Клишаса. – За вопросом общего плана скрывается следующее: в 2014 году думский комитет Крашенинникова в связи с прохождением обсуждаемого закона высказался, что предполагаемые под ст. 212.1 санкции требуют дополнительного обсуждения. Как Совфед смотрит сегодня на это?

– Считаю, что норму совершенствовать можно и нужно. Понятно, что практика только складывается. Если она будет выявлена, большую часть противоречий можно решить известными нам способами.

– А вот 180 дней почему были установлены (в статье говорится, что неоднократным нарушение считается, если обвиняемый ранее более двух раз привлекался к административной ответственности за этот период – прим.), а не год?

– По сути, это было направлено на гуманизацию законодательства.

Барщевский: "Главное – какая в пирожке начинка"

"Редко бывают интересые процессы, и этот – один из них, – так начал свое выступление полпред Правительства в КС. – Ведь пирожочек может оказаться ядовитым. Все, что я хотел сказать, прозвучало. Уголовное наказание, конечно, не обязательно связано с лишением свободы. Завтра будет не Дадин, а кто-нибудь другой… Значит ли это, что мне не нравится ст. 212.1? Нет, не нравится. Значит ли, что она неконституционная? Нет, не значит. Знаете, мой дедушка говорил, что прежде чем выпороть, нужно два раза отшлепать. Логика в этом есть. Я против применения уголовной ответственности с ходу, но и против многократного привлечения к административной. Хотя вот в ситуации с известной стритрейсершой (Барщевский говорит о Маре Багдасрян, обвиняемой в неуплате десятков штрафов за нарушение ПДД, прим.) уж лучше бы уголовная, чем административная. В данном же случае есть разные точки зрения, а следовательно, есть и неопределенность.

Также он добавил, что приговор Дадину будет пересмотрен в ВС – по его словам, жалоба уже поступила в коллегию суда. "Возникает только один вопрос, кто быстрее рассмотрит дело – КС или ВС", – добавил известный юрист, но его шутливо перебил председатель КС Валерий Зорькин:

– ФКЗ не позволяет спорить о компетенции судов, Михаил Юрьевич! А вот вы говорили об умственных пирожках…

– Да, главное – какая начинка! – воскликнул Барщевский.

Следом за ним выступили полпреды Минюста и МВД – их позиция ничем не отличалась от высказанной ранее Кротовым и Клишасом. Полпред МВД Гайк Марьян подчеркнул, что нарушения общественного порядка во время митинга могут помешать другим гражданам получить доступ к общественным транспорту и местам, в чем и видят "возросшую общественную опасность". Завершилось заседание выступлением адвоката Голубка, лаконично выразившего мнение защиты: позиция оппонентов – ничто иное как "нож в спину прав человека".

Решение Конституционного суда ожидается в ближайшее время.

Источник: pravo.ru

Автор:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *