вНАЛОГИ

Налоги военного времени

Налоги военного времени

Никогда не думал, что мне придётся писать на военную тему. Я – специалист по налогообложению, человек сугубо гражданский. Но то, что сегодня происходит на Украине, заставляет меня размышлять о том, как нам придётся жить в условиях военного времени. Гражданская война – это страшно. Люди превращаются в зверей, брат восстаёт на брата, сын на отца. Нет пощады никому, ни женщинам, ни старикам, ни грудным младенцам. Устои мирной жизни подорваны, с полок магазинов исчезают продукты питания и промышленные товары, по полям вместо тракторов громыхают танки, которые засевают нивы не зерном, а снарядами. Вооружённые до зубов каратели грабят людей, конфискуя их имущество «для нужд обороны». Рушится инфраструктура, взрывы уничтожат железнодорожные магистрали, мосты, больницы и школы. Перестают функционировать банки, отключаются платёжные системы, многотысячные толпы насмерть перепуганных беженцев покидают места постоянного проживания.

Мне страшно. Но что я могу сделать? Как специалист по налогам в такой ситуации может принести пользу своей стране? Моя статья – именно тот малый вклад в общее дело. Я могу посоветовать, каким образом воюющая страна должна перестроить свою налоговую систему. Поговорка «хочешь мира – готовься к войне»[1] не утратила актуальности за две тысячи лет. Как этого добиться, с чего стоит начать?

Позволю себе привести цитату. На эту тему никто не сказал лучше, чем американский президент Дуайт Эйзенхауэр[2]: «При подготовке к сражению я каждый раз обнаруживал, что планы бесполезны, а вот планирование обязательно».

Многие считают, что жизнь можно запланировать со стопроцентной точностью, что всегда можно найти алгоритм победы, что грамотная стратегия – залог успеха. На самом деле ценность любого плана не очень велика. Но планирование всё равно необходимо, ведь оно приносит бесценный опыт, существенно расширяет наш кругозор, развивает аналитические способности, позволяет увидеть перспективы нашей работы.

Поэтому я не предлагаю конкретных планов спасения. Нет, моя задача – обозначить видение проблемы и пути её решения. Как собирать налоги во время войны? Попробуем разобраться.

Как с нами воюют

А вы разве не замечали, что мы живём в воюющей стране? На нашей планете войны практически не прекращаются. За последние 5000 лет мирными были только 215. При этом современные методы ведения войны стали настолько изощрёнными, что люди действительно могут не замечать, что их страна подвергается агрессии.

Какими бывают современные войны?

Например, экономическими. Так, американцы в сговоре с саудитами на рубеже 70-х — 80-х годов прошлого века обрушили мировые цены на нефть, что привело к полному краху советскую экономику. А подоплёкой нынешних войн в Сирии и Ираке является борьба за контроль над транзитом нефти и газа. С Украиной – то же самое.

Цель финансовой войны – подрыв финансовой системы страны-соперницы, дефолт, гиперинфляция, разрушение банковской системы. Вспомните 1998 год в России. Примерно в то же время США буквально навязали Японии завышенный курс иены, что привело к снижению конкурентоспособности японской промышленности и вызвало длительный застой второй (тогда) экономики мира.

Информационные войны. Это – демонизация лидеров враждебной страны и «расчеловечивание» её населения. Посмотрите, какой шабаш сегодня устроили западные СМИ, как они подают события в Новороссии, кем изображают нашего президента. Точно по такому же сценарию были в своё время организованы информационные войны против Сербии, Ирака, Сирии. Рецепт, выписанный доктором Геббельсом, применятся до сих пор: если человека 99 раз назвать свиньёй, на сотый раз он захрюкает.

Интернет-войны ведутся в виртуальном пространстве, но вред приносят самый что ни на есть реальный. Нарушение систем управления – гигантский шаг к победе над любым противником. Боевые хакеры сегодня любимцы любого генштаба.

Идеологические войны позволяют загнать противника в резервацию для стран-изгоев. Вас поставили в один ряд с Северной Кореей – с вами никто не станет сотрудничать, о серьёзных инвестициях в экономику можете не мечтать. Россию постоянно попрекают несоблюдением западных политических стандартов, нарушением прав человека (особенно если этот человек – гомосексуалист или лесбиянка). А то, что друзья американцев в Саудовской Аравии отрубают людям руки и забивают насмерть женщин камнями – на Западе предпочитают не замечать.

Межнациональные и межконфессиональные войны – отличный способ расколоть территорию врага на мелкие кусочки, превратить государственный монолит в хрупкую национальную мозаику. То, что сегодня происходит в Сирии и Ираке когда-то успешно сработало в Югославии. России с огромным трудом удалось погасить пожар, разгоревшийся в 90-е годы на Кавказе.

Торговые войны дают возможность нанести сопернику невосполнимые экономические потери. Эмбарго, таможенные барьеры, экономические санкции. Знаменитые поправки Джексона-Вэника, ограничивающие американскую торговлю со странами, нарушающими права человека и направленные в первую очередь против СССР, действовали почти 40 лет. Обама их отменил в 2012 году, а сегодня вводит всё новые ограничения против России. Кстати, запрет на продажу в Россию высоких технологий никто не отменил с советских времён.

И все эти войны – способы ведения одной гигантской глобальной войны. Это столкновение цивилизаций. Нравится нам это или нет – Россия находится в самом центре гигантских межцивилизационных разломов. С одной стороны Запад, с другой – дальневосточная (китайско-японская) цивилизация. С юга наступает радикальный ислам. Не стоит забывать и о том, что Россия – гигантская кладовая, набитая самыми разнообразными природными ресурсами. Которых очень на нашей планете не хватает. Нас постоянно пытаются элементарно ограбить. Поделитесь, богатенькие русские. А мы почему-то не хотим. Вот и украинское правительство обижается: как, эти москали хотят, чтобы мы за их газ деньги платили? В покое нас точно не оставят. Что делать?

Если завтра она

Итак, угроза развязывания против России полномасштабной войны сегодня очень велика. Это может быть межнациональный конфликт, действия террористов или частных военных компаний. Возможна и прямая агрессия соседних стран при прямой или косвенной поддержке американской армии. В такой ситуации необходимо будет переводить часть промышленного производства под землю и эвакуировать население в безопасные места. Но эти проблемы должны решать специалисты: военные, представители МЧС, строители. Моя сфера – налоги. Как государство в военное время может аккумулировать средства для организации обороны, производства и жизнедеятельности граждан? Решать такие задачи нужно, отбросив этические нормы мирного времени: на войне как на войне.

Первый вопрос: в каком виде мы будем собирать налоги? Во время войны банковская система и электронные средства платежа функционировать нормально не будут. Но эта задача не так сложна, как может показаться на первый взгляд. Особенно, если мы вспомним, что деньги – не вещь в себе, а просто идея по поводу универсального средства расчёта. Натуральные деньги ещё совсем недавно использовались в некоторых странах.

Так, в Бирме для расчётов использовался плиточный чай и соль, в Мексике – мешочки какао-бобов. В других странах вместо денег использовали такие продукты, как сушёная рыба, кукуруза, табак, зерна риса. На островах Тихого океана сотни лет для расчётов использовали раковины каури. А недавно мне на глаза попалось сообщение о том, что население одной бедной африканской страны вместо денег использует обычный стиральный порошок (не портится, сыпучий; удобно хранить и отмерять). Вариантов масса, но ведь у нас ведутся боевые действия. А чем плохи наши рубли? Чем они хуже стирального порошка или солёной рыбы? Во-первых, они уже напечатаны и отчеканены, они в ходу, имеются у населения. Во-вторых, они никому, кроме нас, не нужны. А чтобы не произошло повышения цен, мы поступим, как советское правительство в Великую отечественную войну: карточная система, все продукты по фиксированной цене и только за рубли.

Вопрос номер два. Что должно быть базой для начисления налогов? Предлагаю разделить налогоплательщиков на три категории: непосредственные участники боевых действий; население оккупированных врагом или заражённых территорий; люди, проживающие на не захваченной врагом территории и не ведущие боевых действий. Что и как государство может с них собирать?

Понятно, что те, кто находятся на оккупационной территории, плательщиками налогов для государства быть не могут. Их задача — выживание. У тех, кто участвует в боевых действиях, своя задача, и лучше их от неё не отвлекать. Значит, основным источником поступления денег будут доходы людей, проживающих на не захваченной врагом территории и не привлечённые к участию в боевых действиях. В Великую отечественную войну таких налогоплательщиков делили на две категории: рабочие и служащие, а также прочие плательщики. В каждой категории размер надбавки напрямую зависел от отношения человека к военной службе или призыву в армию по мобилизации.

Деньги для победы

Давайте посмотрим, как была реформирована налоговая система СССР во время Великой отечественной войны. Война резко поменяла экономическую ситуацию в СССР. Доходы бюджета сократились. Если в 1940 году доходная часть составляла 180 млрд. рублей, то к 1942 году она сократилась до 165 млрд. рублей. Несмотря на меры, принимаемые правительством, рубль за годы войны существенно подешевел, на некоторые товары цены выросли за несколько лет в 10 – 15 раз.

Но финансовая система Советского Союза выстояла, доказала свою состоятельность в полной мере. Это удалось сделать благодаря нескольким финансовым инструментам.

Во-первых, государство подняло цены на товары, которые не относились к предметам первой необходимости. Это, в первую очередь, алкоголь, табак и парфюмерные изделия.

Во-вторых, были увеличены налоги.

В-третьих, вводится система добровольно-принудительных государственных займов у населения.

В-четвёртых, увеличена денежная эмиссия.

В-пятых, вводится режим жесточайшей экономии государственных расходов.

Приведём несколько примеров.

Летом 1941 года вводятся временные надбавки военного времени к подоходному и сельскохозяйственному налогам. Размеры этих надбавок зависели от отношения плательщика к воинской службе. Не подлежащие призыву платили меньше, чем подлежащие призыву, но по каким-то причинам не призванные. Ставка подоходного налога была дифференцированной (от 50 до 200 %). При уплате сельхозналога, размер которого был увеличен в связи с ростом цен на продукты питания, учитывалось наличие в хозяйстве призывников. Если из семьи в армию было призвано два и более человек, она полностью освобождалась от сельхозналога.

В ноябре 1941 года был введён налог на бездетность. Его платили мужчины в возрасте от 20 до 50 лет и женщины в возрасте от 20 до 45 лет, не имеющие детей. В 1944 году была установлена дифференцированная ставка подоходного налогообложения граждан. Бездетные платили 6 %, имеющие одного ребёнка 1 %, а те, у кого было хотя бы два ребёнка, платили налог в размере 0,5 % от объёма дохода.

А с 1 января 1942 года подоходный и сельхозналог были заменены военным налогом.

В связи с падением сельхозпроизводства государство резко повысило цены на продукты питания. При этом колхозы получали от государства за один килограмм зерна от 7 до 8 копеек, кило картошки обходился государству в 3 копейки, за корову колхоз получал от государства от 40 до 50 рублей, за свинью – от 30 до 50. В то же время на рынке килограмм картофеля стоил свыше 60 рублей, а цена за килограмм мяса находилась на уровне почти 300 рублей за килограмм. Разница шла на нужды обороны.

Лозунг «Всё для фронта, всё для победы!» в те суровые времена не был пустым звуком. Система государственных займов работала с неотвратимостью часового механизма. За четыре военных года таким способом удалось аккумулировать без малого 90 млрд. рублей. Займы размещались, в том числе и по подписке. Большинство граждан подписывалось на одно- или двухмесячную зарплату.

Если в мирное время вопрос об удешевлении и упрощении процедуры сборов налогов не стоял, то в военное время это стало жизненно важной проблемой. Решение было найдено. Был отменён ряд налогов, потерявших своё значение (культсбор на селе, налог с имущества, переходящего в порядке наследования и дарения, некоторые местные налоги и сборы). Были унифицированы отдельные налоговые платежи и пересмотрена вся налоговая документация по учёту и отчётности, сокращены объёмы работы счетного аппарата предприятий, учреждений и организаций, удерживающих налоги с рабочих и служащих.

Поэтому когда меня спрашивают, откуда я взял идею налога с платежей, который отменяет все налоги и налоговую отчетность, честно говорю: «Сам придумал». Но со временем я всё больше и больше убеждаюсь в правоте моих суждений, изучая примеры из истории России.

Кстати, на сайте «Российская общественная инициатива», был размещён призыв: «Заменить все существующие налоги двумя налогами: налогом с платежей и налогом на ренту; отменить налоговую отчётность и налоговые проверки».

Ещё один интересный исторический факт. В военное время советская власть устранила громоздкую систему дифференцированных ставок по налогу со строений по земельной ренте (Указом Президиума Верховного Совета СССР 10 апреля 1942 года). Согласитесь, нам есть чему поучится у наших предков.

Оккупационные налоги

Война сама себя кормит – эту истину на собственном опыте узнали миллионы советских людей, оказавшихся на оккупированных немцами территориях.

Официальная экономическая политика нацистов сводилась к ограблению населения оккупированных территорий и вывозу оттуда сырья в максимальных объёмах.

Оккупационным властям на территории Украины из Берлина была направлена директива, в которой предлагались меры по минимизации потребления продуктов питания местным населением. Предлагалось, например, уничтожать лишние рты. В первую очередь – евреев, а также жителей крупных городов. То есть разработкой средств по изъятию денег у населения немцы себя первое время не утруждали. Они просто уничтожали людей или вывозили их на принудительные работы в Германию. Геноцид как способ решения продовольственного вопроса – изобретение сумрачного тевтонского гения.

Однако налоги оккупанты всё же вводили. Так, в Краснодарском крае в 1942 году немцы установили подушный налог в размере 30 рублей в год; за дом хозяин должен был платить 100 рублей в год; владельцы молочной коровы выплачивали оккупационным властям 150 рублей за каждые 150 литров надоя. За тёлку взимали 100 рублей, за поросёнка нужно было платить 20 рублей. Даже за собаку немцы заставляли платить 10 рублей в год.

При этом единой системы налогообложения на оккупированных территориях не существовало. Фашисты включали свою сумасшедшую фантазию, и в результате с населения начинали взимать совершенно несусветные налоги: 10 рублей за бороду; один пуд зерна за крестины; за печную трубу 5 рублей; за окно от 20 до 25 рублей. Кстати, в ряде оккупированных населённых пунктов немцы установили школьный налог, замер которого составлял свыше 130 рублей. И это не удивительно: немцам не нужны были образованные «недочеловеки».

Кроме того, немцы применяли и прямые экспроприации. Так, на Украине за время войны у граждан было изъято свыше 300 тысяч лошадей и почти 400 тысяч голов крупного рогатого скота.

Итак, налоговые рецепты от Наркомфина СССР времён Великой отечественной. Повышение налогов; основная нагрузка непосредственно на людей (аналог современного налога на доходы с физических лиц). Возможно установление фиксированной ставки, плюс проценты от дохода. Например, 3000 рублей с человека плюс 50 рублей с дохода. Максимальные ставки на движимое и недвижимое имущество, на всё, без чего человек не может обойтись. И строжайшая налоговая дисциплина.

Налоговая дисциплина

Третий важный вопрос — наличие налоговой дисциплины. В военное время это ключевое звено налоговой системы, да и в мирное тоже. Чего стоит, например, постановление СНК СССР от 28 апреля 1944 года «О порядке применения принудительных мер взыскания недоимок по налогам». Этим постановлением финорганам разрешалось составлять описи имущества налогоплательщиков, не внесших в срок свои платежи. Это имущество передавалось в состав недоимки ещё до передачи дела в народный суд. Вот вам и ускорение поступления денег в бюджет.

Сюда же можно отнести и постановление СНК СССР от 24 ноября 1942 года «Об ответственности за невыполнение обязательных поставок сельскохозяйственных продуктов государству колхозными дворами и единоличными хозяйствами». Народным судам было предоставлено право налагать в военное время штрафы за невыполнение в срок обязательных натуральных поставок государству в размере до двукратной рыночной стоимости не сданной в срок натуральной продукции, причем помимо штрафа взыскивалась рыночная стоимость переданной продукции. Взыскание как штрафа, так и самой стоимости не сданной в срок натуральной продукции, было возложено на финорганы.

Подведём итоги: как должна выглядеть система налогообложения в военное время. Она должна строиться на следующих принципах.

Приоритет пополнения бюджета (наличие жесткой дисциплины, в случае нарушения происходит изъятие имущества, в дальнейшем решение налоговых органов можно оспорить в суде); простые и понятные налоги (один или два), отсутствие дифференциации налогообложения, в случае необходимости производится повышение ставок; сведение к минимуму отчётности вплоть до полного отказа от неё; минимальный, но эффективный штат для сбора налогов.

В конце статьи я хочу задать вопрос: почему мы этого не делаем уже сейчас? Ведь суть военной налоговой системы в её эффективности, а не в войне. Сейчас мы погрязли в громадном количестве налогов, в грудах отчетности, завязли в самых разнообразных стандартах. Более того, вся эта современная отчетность, чудовищная налоговая система были созданы нашими англосаксонскими друзьями (как очередной раз показало время — непримиримыми врагами) и продвигаются центрами МСФО и иностранными аудиторскими компаниями, чьи сотрудники оккупировали Минфин России.

Что касается военного времени, тут всё понятно: лучше платить повышенные налоги родному государству. Иначе двери вашего дома вышибут ударом сапога оккупанты и разденут до нитки.

Евгений Сивков

[1] Автор выражения римский историк Корнелий Непот (94—24 до н. э.), который использовал его в своем жизнеописании фиванского полководца IV в. до н. э. Эпаминонда. Si vis pacem, para bellum – так звучит поговорка на латыни. Отсюда и название легендарного пистолета Люгера – парабеллум (готовься к войне).

[2] Дуайт Дэвид Эйзенхауэр (англ. Dwight David Eisenhower, в США распространено прозвище Айк, 14 октября 1890, Денисон, Техас — 28 марта 1969, Вашингтон) — американский государственный и военный деятель, генерал армии (1944), 34-й президент США (20 января 1953 — 20 января 1961).

Подпишитесь на важные налоговые новости

Введите ваш адрес электронной почты

Источник

Автор:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *